«Мама лучше знает!» Бумеранг вернулся через 20 лет…

Дарья развелась с мужем, поскольку тот изменял. Женщина пыталась прощать, терпеть, уговаривать, взывать к совести и рассудку непутевого супруга, но постепенно, исчерпав все доводы, подала на развод. Муж за семью цепляться не стал, и Дарья осталась с дочерью. Она была искренне уверена: чтобы вырастить приличного человека, нужно воспитывать ребенка в строгости. Перед глазами стоял супруг, которого родители баловали, холили и лелеяли, разрешая все. И Дарья видела, к чему это привело: гуляка и бездельник. Поэтому она принялась воспитывать дочь с каким-то остервенением.

По стенам квартиры были развешаны правила поведения: нельзя лениться, нельзя капризничать, нельзя громко разговаривать, нельзя прыгать и бегать по квартире. Правил было столько, что Сашенька в свои четыре года с трудом их запоминала, ведь ей, как и любому другому ребенку, хотелось громко смеяться, прыгать на кровати, смотреть мультфильмы. Но всего этого делать было нельзя. Жизнь шла по строгому расписанию. Ранний подъем, зарядка, контрастный душ, завтрак, занятия, помощь по дому, обед, занятия, ужин и сон. Играм и веселью в этом плотном графике просто не было места. Дарье никогда в голову не приходило спросить у дочери, чего собственно хочет она.

Мама лучше знает!

Одной из ярчайших картинок Саши было воспоминание о том, ее кормят завтраком. Девочка всей душой ненавидела манную кашу, а мама считала, что именно эта каша самая полезная. Саша плакала, умоляла, просила, но та была непреклонна: три раза в неделю ребенок должен есть ненавистную кашу. Саша ела, обливаясь слезами, лет до пяти, потом уже не смогла, ей однажды просто стало плохо. Но вместо того чтобы пожалеть ребенка, мать отвесила дочери подзатыльник и поставила на полчаса в угол, правда, больше манную кашу варить не стала: «Что толку? Только продукты переводить». Однажды Саша, которая в пять лет уже прекрасно умела читать сама, уселась с книжкой. Книга увлекла, было так интересно, что у девочки от волнения вспотели ладошки. События разворачивались быстро.

В самый важный момент в комнату вошла мама: «Что ты сидишь? Немедленно займись делом! Посуду иди мой!» Саша попыталась было объяснить матери, что буквально через десять минут она закончит чтение такого интересного эпизода и вымоет посуду, но мать даже слушать не хотела: «Я что тебе сказала! Бездельница! Еще слово — и выброшу эту дурацкую книгу!» Дочь отложила книгу и пошла, мыть посуду.

Саша взрослела, и мама стала еще строже ее контролировать. Опоздание домой было равносильно преступлению. Невыполненное задание влекло за собой наказание: мама просто не разговаривала с дочерью. Когда тебе всего десять лет, это по-настоящему страшно.

Саша училась хорошо, посещала музыкальную школу, самостоятельно учила испанский язык. Вся работа по дому лежала тоже на девочке.

«Уже взрослая! Успевай! Я в твои годы и училась, и работала, и по хозяйству все делала!» — возразила мать на робкие возражения дочери, что она не успевает. Саше исполнилось 14 лет, в это время всем девочкам просто необходимо ощущать себя красавицами, они болезненно относятся к своей внешности. В школе намечался праздник, на который были приглашены не только ученики, но и родители. Саша с удовольствием рассказывала матери о подготовке. Дарья рассеянно слушала.

«Мама! Мама! Мне нужно туфли купить, у меня старые порвались», — попросила Саша. Дарья же была уверена, что платьев у девочки должно быть всего два: одно на выход, второе домашнее, а еще школьная форма и спортивный костюм. Все остальное — бессмысленная трата денег.

Поворчав: «Аккуратнее носить надо!», мать все-таки повела дочь в обувной магазин. На полке Саша увидела свою мечту — изящные, нарядные туфельки, от которых просто исходило: «Это для настоящей красавицы!» Но Дарья даже в сторону Саши в магазине не посмотрела: выбрала самые практичные, грубоватые туфли, которые можно было обувать и под форму. Ночью Саша потихоньку, чтобы только мама не услышала, поплакала и пообещала себе: когда вырастет, будет много работать и покупать себе самые красивые платья и туфли.

После праздника мама высказала дочери недовольство: не так стояла, не так стихи читала, не так с другими разговаривала, слишком много кокетничала с мальчиками. Все, чего в этот момент на самом деле хотела девочка, сводилось к одной фразе: оставьте меня в покое.

Бумеранг вернулся

Саша хорошо закончила школу, устроилась на работу, поступила на заочное отделение. Имея стаж работы и высшее образование, после окончания вуза быстро нашла хорошее место и буквально за пять лет сделала карьеру. Вопреки воле матери вышла замуж: у той даже температура поднялась от обиды на дочь, но Саша твердо стояла на своем. Молодые сами купили себе квартиру, потому что оба умели и хотели работать. В это время Дашу сократили.

Саша привозила ей продукты, раз в неделю убирала квартиру матери, покупала ей лекарства. Но Дарья всегда была недовольна. И в очередной приезд к матери Саша не выдержала, сорвалась. «Зачем ты привезла мне четыре кабачка, я ведь сказала тебе — мне нужны три», — начала отчитывать Дарья дочку. Саша взяла четвертый кабачок и выбросила его в мусорное ведро. Мать начала кричать.

Дочь подняла голову: «Значит, так: если тебе что-то не нравится, делай сама, я не намерена больше терпеть твое хамское поведение по отношению ко мне и моему мужу!» Даша опешила. Прежде ее дочь не позволяла по отношению к ней ничего подобного. А с Сашей творилось что-то ужасное: она понимала, что делает матери больно, но остановиться не могла.

Со дна души всколыхнулись старые обиды, ведь ее саму в детстве никогда не жалели, не считались с ее желаниями, грубо попирали все мечты. Саша ведь искренне хотела любить свою маму, уважать ее, но все привело к тому, что она ее стала бояться. Ну а когда сделалась самостоятельной, отплатила ей той же монетой.

Когда Дарья собралась встретиться с подругами, дочь заявила: «В твоем возрасте дома нужно сидеть, а не по вечеринкам ходить!» Все, что делала мать, теперь воспринималось в штыки: «Что это за платье! Немедленно выкинь. Что это за прическа, тебе не двадцать лет! Что за книги ты читаешь? Что за дурацкое пристрастие к сериалам…» Она не соглашалась со всем, что говорила мать, и вслух осуждала то, что делала Дарья. Как-то Даша пожаловалась на плохое самочувствие, но дочка заявила: «В твоем возрасте это нормально — плохо себя чувствовать! Вызови врача, а мне нужно на работу! Приеду, когда смогу».

Конечно, большинство из нас первым делом осудят Сашу, дескать, она ведет себя по отношению к своей матери недопустимо. Но так ли уж она виновата? Боясь разбаловать дочь, Даша стала авторитарной матерью, в итоге она воспитала свое подобие.

Ее жесткость, в конце концов, обернулась против нее же. И в тот момент, когда стареющей женщине понадобились любовь и внимание дочери, та уже дать их не смогла, потому что просто не умела. Вот и сработало правило бумеранга: теперь уже мать страдает от жестокого обращения, от полного игнорирования своих запросов и предпочтений. Как говорится, вот и пришло время собирать камни.